Фермерское племя неподалеку от Калау живет на вершине горы.

Фермерское племя неподалеку от Калау живет на вершине горы.

В первый день похода наш гид рассказывал, что фермерское племя неподалеку от Калау живет на вершине горы, потому что когда-то внизу были плантации опиумного мака и так легче было осматривать свои владения и обороняться от врагов. А теперь сажают чай, ведь опиум сажать нельзя. На второй день гид добавляет, что вообще-то за той горой еще и до сих пор буйно цветет мак и он однажды повел туда гулять голландского журналиста, после чего опиумные фермеры пообещали прибить гида, если он что-то такое выкинет еще раз. А вечером, когда мы укладывались спать в 120-летнем деревянном монастыре в одном зале с алтарем и восьмидесятилетним настоятелем (в соседнем помещении молодые монахи, воспользовавшись глуховатостью старика, пели под гитару неразрешенные песни о любви), наш вооруженный юридическим образованием гид уже поведал, как он двести километров шел пешком с партизанами Армии Сопротивления, неся на спине к тайской границе рюкзак с опиумом, а в руках – старый добрый «Калашников».
В Таиланд ходить он любил – там добрые тайские наркодилеры время от времени берут мьянмарских поставщиков на экскурсию в казино, например. Где здесь такое увидеть? Кстати, юридическое образование гид получил... по радио. Такая у них дистанционная форма – слушаешь лекции, вопросы к семинарам, записываешь ответы на экзамен на листочке и отсылаешь в институт. Юрист – здесь профессия не престижная. Хунта и защита прав как-то не рифмуются. Другое дело – быть инженером. И гид никак не мог мне поверить, что все бывает наоборот.

Относительно спиртного, то с этим в некоторых деревнях уже упомянутого экс-опиумного колхоза – серьезные проблемы. В конечном итоге, решаются они в интересах общества. Если ты продал кому-то бутылку водки (что запрещено), должен отремонтировать шесть метров дороги. Если тот, кто у тебя купил ее, выпил бутылку и устроил в деревне дебош, он тоже должен ремонтировать шесть метров дороги. Если же он «жахнул» рисового спирта в компании, каждый из нее тоже ремонтирует свои шесть метров, и по шесть метров за каждого пропойца добавляется злосчастному продавцу. Я бы такое и у нас ввела.
Раз в жизни каждый мьянмарский мальчик должен уйти в монастырь. Минимум – на неделю. Максимум – на всю жизнь, если вдруг понравится. С семилетнего возраста – добро пожаловать. Девочек тоже отдают в монастырь, но это уже по индивидуальному желанию. Да и вообще к монашкам, одетым в трогательные розовые ризы, отношение в обществе сочувственное, если не ироническое. Мол, никто замуж не взял, или умер ее муж, не вытерпев плохую судьбу, или просто секса не хотела девушка – и убежала.
Зато церемония даже семидневного посвящения – целый карнавал. Ребенка наряжают в причудливые одеяния, наносят яркий грим, сажают на лошадь или осла, играют громко музыку, помахивают веерами из павлиньего пера. Целая свадьба. А лицо у мальчишки при этом выражает только одно: «Как же вы меня достали».

Иван и Марья Пуркины, село Пупкино.

Рекламная строчка: машины точечной сварки и оборудование для шовной сварки (сезон распродаж зима-весна).

Реклама: поставки сварочного оборудования и точечная контактная сварка (сезон распродаж осень-зима). Техникам - PoSvarTech.ru, если Вас интересует машины точечной сварки переменным током и регуляторы контактной сварки.